Приглашаем вас совершить виртуальный тур по Музею-мастерской Зураба Константиновича Церетели, чтобы открыть для себя неожиданные грани его творчества, больше известного широкой публике благодаря известным  монументальным работам, которые  украшают улицы и площади городов более чем 20 стран от Уругвая до Японии. Художник с мировым именем,  занимающий высокие должности  и имеющий множество почетных званий и наград, он продолжает  удивлять и радовать любителей современного искусства своими новыми работами, многие из которых можно увидеть в его мастерской на большой Грузинской улице, где он работает уже более четверти века.

Открытие этого необычного музея как одного из филиалов ММСИ состоялось 3 ноября 2009 года. Он был задуман как открытое творческое пространство, где в небольших залах на трёх этажах здания, а также  во внутреннем дворе усадьбы можно увидеть работы мастера  -  живопись, графику, эмали, скульптуру, витражи, а также фотографии, печатные издания, награды.

Пресненский район, где расположена усадьба, исторически связан с Грузией. В 20-х годах 18-го века  земля у реки Пресни была выделена для грузинского царя Вахтанга VI Левановича c его семьёй и подданными, вынужденных спасаться от захватчиков. В правление Петра II поселенцам из Грузии была оказана помощь для  обустройства деньгами и стройматериалами. С того времени Пресненский район города застраивался грузинскими слободами, что отразилось и сохранилось в названиях окрестных улиц до наших дней.  Церковь святого  Георгия Победоносца, воздвигнутая сыном грузинского царя в середине 18  века, была изначально деревянная. Она сгорела в 1800 году и на её фундаменте построена каменная, сохранившаяся до наших дней.

До революции усадьба принадлежала богатому купцу Василию Горбунову, а в советское время в ней  размещалось посольство ФРГ. Жилой дом является памятником архитектуры XIX века. После того, как усадьба по распоряжению правительства стала в 1993 году мастерской Зураба Константиновича Церетели, жители и гости столицы с удивлением увидели, как на улице, перед фасадом здания, появились  скульптуры. Это аллегорическая композиция с античными образами «Сила» и «Справедливость», которые выполнены для украшения парадных ворот Сенатского дворца Московского Кремля,   великий комический актер Чарли Чаплин, Екатерина II в образе античной богини, апостол Павел, патриарх Никон,  поэт Иосиф Бродский и другие.

У входа - две скульптурные многофигурные композиции из бронзы, посвященные автором своим знаменитым предшественникам и учителям.  Эти работы – дань их памяти от благодарного ученика и последователя. В скульптурной композиции «Мои любимые художники» (2010) автор запечатлел на общем постаменте фигуры  в рост Марка Шагала, Анри Матисса (сидит), Амадео Модильяни, Пабло Пикассо и Винсента Ван Гога. С двумя из них, Марком Шагалом и Пабло Пикассо, автор был лично знаком. Мэтры рассматривают на мольберте картину, на которой «изображены» Маргарита и Леони, возлюбленные и музы Нико Пиросмани и Анри Руссо, гениальных живописцев, любительское творчество которых стало одним из источников целого направления  в авангардном искусстве  ХХ века, примитивизма. Сами классики, как их называет автор, также размещены на мольберте, рядом с изображениями их муз. Все эти девятеро, художники и музы, могли встретиться вместе только в произведении искусства, в мире воображения.

В другой скульптурной композиции, справа от входа в здание, видим Пиросмани и Руссо, стоящих рядом на общем подиуме в виде палитры.  Грузинский и французский живописцы-самоучки, предтечи современного искусства, также как и животные, растения и предметы рядом с ними, изображены в круглой скульптуре так, словно они сошли с их холстов. Рядом – скульптурное изображение портрета французской певицы и танцовщицы Маргариты де Севр работы Нико Пиросмани. Бедный художник был безответно влюблен в неё, и согласно известной Тифлисской легенде однажды признался ей в любви, подарив целую площадь цветов.

Цветные клоуны над входом в музей - копии тех, что составляют скульптурное оформление семиметрового фонтана перед цирком на Цветном бульваре, задают праздничный тон всему экстерьеру здания и обещают погружение в атмосферу яркого и праздничного зрелища.

 

 

Первый этаж

Исторические связи, фамильные ценности, предания рода всегда были и являются для хозяина этой мастерской основами и истоками творчества, как и самого жизнеустройства. Круглые медальоны с изображением гербов трёх грузинских княжеских родов (матери, отца и жены художника) выполнены в технике перегородчатой эмали, они размещены высоко над дверью, как раньше всегда и располагали фамильные гербы - над входом в жилище. Такие гербы использовались представителями княжеских родов Церетели, Нижарадзе и Андроникашвили в эмиграции. Поскольку большинство из них жили после 1917 года во Франции, то на гербах мы видим надписи на грузинском и французском языках.

Зураб Церетели учился в Академии художеств Грузии живописи, но стал поистине художником-универсалом, умеющим воплощать свои рисунки также в металле, камне, стекле, дереве, коврах, мозаике, эмали. 

Эмальерная техника, в которой полюбил работать мастер, очень трудоёмкая и сложная. Техники художественной эмали, в том числе перегородчатой, имеют давние традиции, они были известны ещё в древнем Египте.  Во Франции, в Японии, в России, в Грузии с давних времён имеются свои особенности эмалей. Раньше такие техники применялись для изготовления изделий в миниатюре, в основном различных украшений. Зураб Церетели, развивая традиции грузинской перегородчатой эмали - минанкари, ввел новый масштаб, превратив эмали из миниатюрных произведений в монументальные. С 2005 года он стал делать уникальные эмалевые панно на  рельефах из меди, такие как представленная здесь работа "Улица Плеханова" 2007 года. Художник вырос в доме на этой тбилисской улице. Трагические события семьи (деда художника и отца его жены расстреляли в сталинские годы) и всей страны отражены в образе родного дома с треснувшим крестом на фасаде, где за каждым окном живёт какая-то трагедия, и вместе с тем, жизнь идет своим чередом. Этот сюжет существует и в живописи.

 

«Музы».

Серия с изображением античных муз выполнена также в технике перегородчатой эмали, но работы отличаются от других его многоцветных эмалей - они почти монохромны. Здесь иллюзию объёмности создают сочетания разных оттенков светлых контурных линий на чёрном фоне, напоминающие настенные росписи в стиле гризайль. Античная мифология это один из источников творчества мастера. На восьми эмалях, размещённых на стенах небольшого зала, изображены девять древнегреческих муз, покровительниц искусств и наук. Эта серия была выполнена в 2004 году, но эскизы к ней были сделаны двумя годами раньше как один из вариантов для росписи купола новой сцены Большого театра.  В итоге тогда для росписи купола были выбраны другие танцующие фигуры - в стиле модерн. Для филиала Большого театра был создан занавес, эскизы для которого представлены здесь далее на коллажах из цветной и чёрной бумаги. 


Скульптура «Мстислав  Ростропович».

Изящные девушки в лёгких развевающихся одеждах изображены  светлыми линиями на чёрном фоне, и кажется, что они, танцуя, парят в воздухе под звуки виолончели в руках вдохновенного музыканта - Мстислава Леопольдовича Ростроповича (1927-2008), исполнителя и дирижёра, Народного Артиста СССР (1966). Он был одним из лучших музыкантов 20 века, для которого писали музыку Прокофьев, Шостакович, Хачатурян, Бриттен. Художник Церетели и музыкант Ростропович много лет знали друг друга и дружили. Зураб Константинович рассказывает, что в 2008 году он делал наброски на концерте во время его выступления. Ростропович заметил это, подошёл и попросил сделать свой портрет в бронзе. Скульптуру он успел получить буквально незадолго до своей кончины.

 

Скульптурная группа «Аргонавты».

Скульптурная серия «Аргонавты» представлена в экспозиции фигурами персонажей одного из самых известных античных мифов о путешествии древних греков за Золотым руном. Скульптуры богов Олимпа - Зевса, Геры, Гермеса и кентавра Хирона, и   героев, путешествующих на корабле Арго во главе с предводителем похода, Ясоном, а также царя Колхиды Ээта, его дочери волшебницы Медеи и колхов,  жителей этой загадочной древней страны, выполнены  с патинированием золотистого и бронзового цвета.  Образы решены в стилистике,  близкой одновременно к древнегреческому искусству и к примитивизму. Ещё одна особенность этой серии - свободная расставка фигур на нескольких разных по размеру и форме подиумах, что придаёт ей характер театральности, что особенно свойственно именно сюжету этого мифа, вдохновившего многих авторов, начиная с Еврипида, на создание знаменитой трагедии о любви, ревности, предательстве, коварстве, уже несколько тысячелетий не сходящей со сцен мировых театральных сцен. Зураб Церетели много раз в своем творчестве обращался к древнегреческому мифу о путешествии аргонавтов за Золотым Руном,  как и многие грузинские художники, черпающие свое вдохновение в культуре и истории  родной страны, связанной с мифологией Древней Греции. Сюжет этого мифа, одного из самых известных, является символическим мостиком, соединяющим историческую родину художника и родину европейского искусства – Элладу, ведь древнее царство Колхида располагалось на территории современной западной Грузии. Среди его работ - целая галерея образов этого мифа, выполненных в разных стилях, техниках и материалах.  В небольшом грузинском городе Хоби фасад здания Дома культуры в 1982 году был украшен рельефным фризом, а крыша - горельефной композицией на  тему "Аргонавты". Этот город находится на Колхидской низменности в северо-западной части Грузии, недалеко от него расположен античный город-крепость Нокалакеви, где по преданию и хранилось Золотое руно.

На эмальерном панно «Праздник в Тбилиси» видим жителей города, танцующих и играющих на музыкальных инструментах, а в центре растянутое на верёвках полотно в форме шкуры волшебного золотого барана – мифическое Золотое Руно. На нём изображён современный  город. В этом символическом соединении давнего прошлого и настоящего отражен культурный менталитет народа, осознающего свою глубинную связь с  мифологией Древней Греции.

 

"Старый Тбилиси", «Тифлис глазами Пушкина».

Серии перегородчатых эмалей выполнены в 1989-2009 годах, они посвящены родному городу художника. Образ старого довоенного Тбилиси, который назывался Тифлисом до 1936 года, города детства Зураба Церетели, предстаёт на них ярким, праздничным, театральным, сверкающим яркими красками, как воспоминания о детстве и ранней юности. Эмали похожи на фантастические окна в мир памяти. Это счастливые воспоминания о семье, о людях и о городе,  самых сильных детских впечатлениях, отразившихся в творчестве и пронесённых через всю жизнь. На тёмно-синем или золотистом фоне изображены сцены народных гуляний  и повседневной жизни старого города: традиционная грузинская свадьба, крещение ребёнка в церкви, выступления уличных музыкантов и артистов, торговля, застолье, фотографирование и, конечно, посещение знаменитых тифлисских бань, о которых с восхищением писал А.Пушкин в своей повести «Путешествие в Арзрум 1829 года».

Георгий Победоносец.

Эмалевые картины дополняют бронзовые модели скульптур, образы которых связаны с Грузией. Монумент «Святой Георгий Победоносец», посвященный одному из самых почитаемых в Грузии святых,  установлен на площади Свободы в Тбилиси в 2006 году, высота его 6,5 метров. Пластическое решение композиции необычайно выразительно. В творчестве Зураба Церетели это один из наиболее значимых образов, воплощенный также в монументальных композициях в Нью-Йорке и в Москве.


Шота Руставели.

Образ классика грузинской литературы XII века Шота Руставели в средневековом одеянии с книгой в руке трактован в возвышенном классическом духе.  Его знаменитую поэму «Витязь в тигровой шкуре», в которой он воспел высокие идеалы дружбы и любви, знают и любят в Грузии и за её пределами.  Часто, работая, Зураб Константинович просит своих близких читать ему эту поэму вслух. Бронзовая модель – один из вариантов памятника поэту, установленному в декабре 2016 года в Санкт-Петербурге на улице, носящей его имя.


Нино Рамишвили и Илико Сухишвили.

Две пластичные танцующие фигурки в национальных грузинских нарядах - создатели всемирно известного ансамбля народного грузинского танца - Нино Рамишвили (1910-2000) и Илико Сухишвили (1907-1985). Образы танцоров решены реалистично, графически точно в скульптурах переданы черты и выражения лиц, пластика фигур и детали исторических грузинских костюмов.  Эти люди много сделали, чтобы сохранить традиции народного танца, поэтому их помнят в Грузии. О них рассказывают легенды. На одной из площадей Тбилиси перед театром были установлены памятники Нино и Илико в день города в 2011 г. Сейчас он называется Грузинским национальным балетом и с большим успехом выступает по всему миру. Уже их внуки, их зовут также также Нино и Илико, руководят балетом.

Особая атмосфера города, располагавшая к творческому развитию и впитыванию народных традиций, уходит в прошлое. Старого Тбилиси, который мы видим на этих картинах,  давно не существует. Тифлис, который описывал Пушкин и запомнил Церетели,  стал легендой, но подобно любым мифам он остаётся жить в устном предании и в произведениях искусства.


Царица Тамара.

Бронзовая  фигура всадницы с мечом на поясе это скульптурный образ царицы Тамары, самой легендарной правительницы Грузии. Время её правления в  конце 12 столетия, считают "золотым веком" грузинской культуры и политики. При ней были одержаны доблестные победы над врагами, произошло укрепление власти,  науки и искусства процветали. При дворе царицы Тамары чаще можно было встретить не льстивых и жадных царедворцев, а талантливых архитекторов, художников, мыслителей и поэтов. Одним из них был Шота Руставели, воспевший красоту и ум своей царицы в образе Нистан-Дареджан, героини поэмы «Витязь в тигровой шкуре». По преданию поэт был безответно влюблён в царицу.  Но она любила своего мужа Давида и после его смерти, передав власть сыну, жила шесть лет в монастыре в трудах и молитве. За её заслуги перед Грузией и смирение православная церковь причислила царицу Тамару к лику святых, поэтому скульптор изобразил её в короне, царском одеянии, с мечом на поясе и державой под  копытом её коня, символами военных побед и власти, но босой, как принято изображать монахов и святых. Этот скульптурный образ предназначен украсить будущий «Музей Женщины», который  по идее Зураба Церетели должен быть посвящён знаменитым женщинам, которые сыграли важную роль в истории.

Фотографии на стенах лестничного пролета.

Справа на стене лестничного пролёта на фотографиях представлены интерьеры "Зала Познания Добра и Зла" в Галерее искусств на Пречистенке. В 1999 – 2002 гг. был перекрыт стеклянной крышей двор "Галереи искусств", тогда же создано в бронзе "Яблоко искушения", скульптуры Адам и Ева и бронзовые рельефы сцен грехопадения.

Слева - фотографии открытия памятников во Франции: поэту Марине Цветаевой  в городке Сен-Жиль-Круа-де-Ви в 2012 г. и скульптурной группы «Мушкетёры» на площади небольшого городка Кандом исторической провинции Гасконь, на родине главного героя романа А.Дюма, в 2010 г.

 

Второй этаж

«Парижский» зал

Знакомство Зураба Церетели с современным западным искусством состоялось в его первую поездку в Париж в 1964 г. Посещение курсов по развитию художественной фантазии, где читали лекции известные живописцы Франции, и знакомство с Пикассо и Шагалом дало мощный импульс для дальнейших поисков в искусстве. Творческий путь был выбран как история осмысления, освоения и переработки различных школ, направлений, методов, подходов и, в итоге, создание своей собственной живописной системы - формирование изображения цветом по законам музыкальной композиции. Парижских художников Анри Матисса, Винсента Ван Гога, Амедео Модильяни, Пабло Пикассо, Марка Шагала (это их скульптурные портреты в полный рост представлены в композиции «Мои любимые художники» у входа в Музей-мастерскую) Церетели называет их своими предшественниками и учителями.

Живописные работы в этом зале  напоминают нам  о модерне и об авангарде, вызывают ассоциации с новаторскими стилистическими открытиями  великих живописцев прошлого столетия. У любимых мастеров он берет какую-то черту, образ или прием, органично «вплавляя» ее в свои произведения.

 Например, в работе «Памяти Бесика» 2012 г., выполненной в его Нью-Йоркской мастерской, фон натюрморта представляет собой  абстрактную ассиметричную  комбинацию разноцветных плоскостей в виде разновеликих прямоугольников, треугольников и трапеций в стиле супрематических композиций Каземира Малевича. Яркость и сияние цвета во всех работах отсылают к фовизму Анри Матисса с его «дикими» красками.

Изображения лиц на вазах с букетами цветов на этой и других работах серий «Цирк», «По Испании» напоминают керамику Пабло Пикассо периода его творчества в Валорисе, начавшейся в 1946 г. в мастерской Мадура (2-ая половина 1940-х - 1950-е гг.), с изображением лиц на тарелках, кувшинах, бутылках, а также знаменитую  серию глиняной посуды в форме голов и фигур людей, птиц, животных.

Живописно-пластические решения в изображении портретов разных людей, таких как «Эмма» (2009), «Мака» (2008), «Зураб» (2007), «Татита» (2007), «В Багеби» (2013) вдохновлены  поисками и достижениями художников разных направлений и стилей.  В своих постоянно продолжающихся живописных экспериментах над формой, цветом и пластикой З.К.Церетели чаще всего использует технические приемы и стили, характерные для художников-авангардистов, например, участников группы «Бубновый валет»,  которые тяготели к примитивизму, фовизму, неоимпрессионизму, кубизму.

Один из таких приемов  - деформация формы. Частичное или полное искажение пропорций, использование минимума деталей формирует особую выразительность,  свойственную  примитивизму. Характерен для многих его работ и клуазонизм, т. е. использование контурной линии, очерчивающей плоскости разного цвета, с помощью которых создается изображение фигур или предметов, что делает живописную картину похожей на перегородчатую эмаль или на витраж. При этом чистые контрастные цвета придают живописной плоскости особый декоративный эффект, поднимая линию горизонта и разрушая привычную перспективу. Свойственен живописи Церетели и синтетизм, суть которого заключается в воспроизведении того или иного мотива по памяти или из глубин воображения, а потому не требующего детальной его прорисовки. Своеобразная черта живописных работ Церетели, по которой можно сразу узнать неповторимую манеру мастера, это  так называя скульптурность живописи, образы словно вылеплены из цветных мазков и выглядят монументальными.

Рассмотрим внимательнее еще одну из работ - «Сны и сновидения» 2010 г. Тема работы  имеет глубокие корни и давние традиции в искусстве. На протяжении многих столетий художники стремились «перевести» сон, попасть в отличный от реальной жизни мир фантастического, ирреального, мистического. Для сюрреалистов сон это в некотором роде откровение, они стремились освободить «Я», подавленное реальностью. Основное пространство комнаты на картине решено в стиле кубизма. Ракурс работы необычный – взгляд сверху, с потолка комнаты. На столе  или над ним  - книга (интересно, что это альбом живописи самого автора, на обложке которого видим очертания фигуры, похожей на известный автопортрет Дюрера у мольберта), и картина (на ней фигура шарманщика, часто изображаемого автором и в графике, и в живописи, и в скульптуре). Вокруг стола - две пары обуви, словно парящие в воздухе.  Обувь заслуживают особого внимания, т. к. это повторяющиеся образы с серии картин Винсента Ван Гога, одного из самых любимых художников З.К.Церетели.

Живописная работа «В Багеби» 2013 г. напоминает об уютном обжитом доме, наполненном произведениями мастера и воспоминаниями о жизни и работе в Грузии. Легендарная тбилисская мастерская Зураба Церетели в Багеби (сейчас это район Тбилиси) стала музеем, когда художник окончательно переехал в Москву.

Мастерская художника - не просто пространство для работы, это целый мир, где происходит таинство творчества, где  мастера окружают работы и предметы, которые ему наиболее дороги. Для художника Зураба Церетели буквально весь мир стал его мастерской: он выполнил больше полусотни монументальных работ в более чем 20 странах мира от Уругвая до Японии.

Скульптура в этом зале – это также в основном образы и персонажи, связанные с Францией и её искусством. Портреты художников Амедео Модильяни и Марка Шагала, знаменитых выходцев из Италии и из России, живших и работавших в Париже, выполнены с обобщением формы головы, тяготеющей к монументальности. Так работал сам Модельяни: пропорции фигур, и в рисунке и в скульптуре, он намеренно деформировал, детали использовал очень экономно - и в результате получался цельный и выразительный образ.

Фантазийная скульптурная композиция 2009 г. объединяет фигуры в рост французского художника Анри Руссо и грузинского - Нико Пиросмани. Перед ними на мольберте – фигуры их возлюбленных и муз, Леони и французской актрисы Маргариты, а вокруг - атрибуты, предметы, животные и растения, которые словно сошли с их полотен. Они были первыми непрофессиональными художниками, самоучками, но их картины, яркие, живые, романтичные, покорили художественную богему и публику. Их последователей называют примитивистами. Они оба значительно повлияли на многих основателей модернизма.  Церетели, как и его великих учителей, Пикассо, Шагала и других, восхищали в их произведениях  соединение наивности примитива с безупречным вкусом и чувством формы.  Общее в этих художниках - непосредственное и радостное восприятие мира, очень близкое Зурабу Церетели, поэтому он называет их классиками.

  Французская литература также с детства любима художником. Здесь представлена модель памятника "Мушкетеры". Скульптурная композиция из  бронзы была установлена на одной из площадей небольшого французского городка  Кондом в Гаскони в 2010 году. Фигуры решены реалистично с лицами актёров, исполнителей фильма  "Три мушкетёра" 1978 года режиссера Юнгвальд-Хилькевича. Четыре мушкетёра  соединили концы своих шпаг в знак дружбы и верности друг другу.

Скульптура  «Маленький Принц» это не только образ из сказки французского писателя Антуана де Сент Экзюпери, связанный с Францией, он навеян представлениями о детстве, о чистоте души, о свободном исследовании мира в путешествиях по жизни, о поиске настоящей дружбы, об ответственности любви. Принц, поливающий цветок на своей маленькой планете – это символ миссии художника умножать красоту в мире, заботиться о ней.

В этом зале представлены не только Парижские, но и Нью-Йоркские работы: три живописных полотна ( «Памяти Бесика» 2012 г., «Эмма» 2009,  Из серии "Сны и сновидения" 2010 г.) и макет мемориала «Слеза скорби» (высотой 32 м и весом 175 тонн).  Это отклик художника на трагические события 11 сентября 2001 года. Памятник жертвам, погибшим от варварского террористического акта, установлен в 2006 году на берегу залива Гудзон в городке Байон штата Нью-Джерси напротив места в Нью-Йорке, где стояли разрушенные террористами башни-близнецы. Две половины металлической плиты, напоминающие разрушенные небоскрёбы,  и полая титановая фигура в виде слезы между ними  – этот образ очень лаконичен при яркой символической образности и точном художественным решении темы трагедии народов.


Премия "Сердце".

Наряду с созданием монументальных произведений крупной формы  общемирового масштаба Церетели - автор и камерных скульптурных произведений, таких как обобщённая статуэтка древнегреческой музы с лирой в форме сердца, украшенной сердцами. Эта работа была выполнена Зурабом Константиновичем  для награждения премией «Сердце» для благотворительного фонда помощи детям «Анита», созданным в 2001. Также как и «Слеза скорби» эта работа наполнена гуманистическим смыслом: доброта, сердечность, помощь больным и нуждающимся, сочувствие. Девиз, высеченный на постаменте («Быть, а не казаться») является личным девизом Церетели. Через два года автор символической фигурки был сам награждён этой премией за благотворительность.

Истоки душевной теплоты и радостного благодарного восприятия мира, как он сам всегда подчеркивает в различных беседах и интервью,  идут из детства, из семьи, воспитания  и окружения, грузинских обычаев и традиций, празднеств и предшествующих им трудов.  Поэтому где бы ни жил и ни работал художник, грузинские темы никогда не  уходили из его творчества. Часто он изображает грузинские  праздники, например, “Берикаоба”. Театральность, самобытность, импровизация переданы в его картинах на эту тему яркостью красок,  необычной композицией и стилизацией в духе народного искусства.

Не только веселье, но и печаль по ушедшим близким людям сопутствует воспоминаниям о родине. На противоположной стене  небольшое полотно («13 октября. 2009») посвящено дню поминовения – каменный крест в обрамлении любимых подсолнухов – цветов, символизирующих божественный солнечный свет и благодарность жизни Жизнерадостные яркие цветы контрастируют с надгробием, но и уравновешивают композицию.

«Я садовником родился» .                                                                          Почти в каждом зале экспозиции представлены работы из серии «Я садовником родился». Название этой серии картин относит одновременно и к популярной игре для больших компаний («Я садовником родился, не на шутку рассердился, все цветы мне надоели, кроме…»), и к поэтической строке одного из самых любимых автором поэтов, О.Мандельштама («Я и садовник, я же и цветок, /в темнице мира я не одинок. На стекла вечности уже легло /Моё дыхание, мое тепло»). Цветы и фрукты на холстах этой серии - не парадные, созданные дизайнерами из экзотических оранжерейных плодов и растений. Им также чужда пышность голландских натюрмортов. В натюрмортах Зураба Церетели мы видим абсолютно новый подход, который  внес в этот жанр художественный авангард  прошлого столетия. Они создаются часто на стыке разных модернистских стилей, мастер предпочитает нестандартные решения, яркие цвета и свободные композиции. Как и авангардисты он ищет вдохновение в примитивном искусстве, детских рисунках, творчестве мастеров древности и средневековья.

Фрукты и цветы на холстах Церетели радуют глаз сочностью красок, богатством оттенков и игрой света. Его натюрморты напоминают цветы и фрукты Н.Гончаровой, И.Машкова, П.Кончаловского. Сияние «горячих» красного, желтого, оранжевого, желтого отсылают к фовизму, а некоторая условность и декоративность изображения - к грузинскому примитивизму. И конечно, многочисленные подсолнухи на его холстах это своеобразный поклон постимпрессионизму любимого Винсента Ван Гога, который  написал не менее одиннадцати вариантов натюрморта с подсолнухами, желтыми и оранжевыми на разных фонах.

В натюрмортах Зураба Церетели, современного художника, создающего свои работы в эпоху постмодерна, присутствует дополнительный план и смысл, философское содержание, благодарственное отношение к жизни за щедрые дары природы и возможность с улыбкой созерцать этот мир с его простыми радостями.   Например, в работе «Я садовником родился...» 2009 г., где на первом плане крупно и ярко написаны два блюда с фруктами, в верхнем правом  углу  неожиданно дана забавная жанровая сценка с собачкой с рыбкой в зубах, играющей с большой птицей, что привносит ощущение безмятежности и  детскости.

 «Моим внукам посвящается».

Художник очень любит работать для детей и создавать камерные произведения. Открытость, веселость и детскость мировосприятия особенно отличает его работы, посвященные детской теме. Лучистое и радостное  чувство любования играми внуков и правнуков художника, внимательное отношение к их занятиям, любимым игрушкам, героям сказок, фильмов передано средствами живописи в целой серии работ, представленных в этом зале. 

На картине «Дракоша» мы видим портрет героя детского игрового российского сериала «Дракоша и компания», обаятельного, милого и очень любопытного дракончика. Он и изображен в саду среди цветов и птиц. Одушевление сказочного существа переносится из детского фильма в живопись, художник словно смещает ракурс зрения и смотрит на мир глазами ребёнка. Анимизм, присущий детству, Церетели использует как прием и в других своих работах.  Сценками «из жизни» игрушек, выполненных с элементами разных авангардистских стилей (примитивизма, кубизма) упрощением форм и полу-предметностью, а по цвету - выбором цветовых композиций нежнейших оттенков автор представляет нам свой  взгляд художника на мир детства.

Изображение детских игрушек в искусстве имеет свою историю.  В ХХ веке игрушку стали использовать как многозначный образ, аккумулирующий философские, идеологические и художественные тенденции времени.  Изображения кукол в модернизме нередко приобретали характер «портретов», где куклы кажутся живыми, принимая черты человека. Часто в качестве главной идеи произведения выступает ироничная или эпатирующая игра с формой. На одной из картин  серии «Моим внукам» Церетели изображает игрушки, сложенные на ночь  в коробку.  Благодаря прозрачности и прямоугольной форме коробки вся картина приобретает кубистический вид. Это напоминает знаменитую работу Армана «Massacre des Innocents» - «Убийство невиновных»,  где в тесном пространстве продолговатого ящика соединены части поврежденных кукол.

Игрушечно-детский дискурс в современном искусстве имеет еще один аспект. Он связан с возникновением нового жанра, который можно обозначить как «портрет вещи». Зураб Церетели в русле этой тенденции  создает портреты игрушек в серии «Моим внукам», в картинах «Анастасия – Империя», «Квака и Лимонад». 

Две скульптурные композиции из серии «Горожане» 2009 г. с играющими мальчиками дополняют живописные  работы на тему детских игр, это воспоминания художника о собственном детстве.

Семья, дом очень много значат для Церетели, и это часто отражается в его работах. В центре зала представлена модель здания музея святых Петра и Февронии, князя и княгини Муромских, которые жили в 13 веке, и являются примером супружеской любви и преданности, мудрости и благочестия. Скульптура из меди решена как один из вариантов древа жизни. Древесный ствол одновременно выполнен как Дом с арочной дверью, являющийся символом домашнего очага. Это одновременно и метафора древа рода.  Крышей его служит пышный букет цветов, что символизирует благополучие и процветание, если в семейном доме, как у Петра и Февронии, живёт любовь, мудрость и благочестие.

 В искусстве уживаются разные мифы и фантазии. Библейские прародители изображены совсем юными стоящими в скорлупе от разбитых яиц. Яйцо это древний символ зарождения жизни. Обнажённые скульптурные фигуры юноши и девушки из композиция "Адам и Ева" (2002 г.) -  классически строгие, идеально совершенные. Автор принципиально соотносит свои творения с античными канонами.  Поэтому скульптурам очень подходят  постаменты в виде белых каннелированых античных колонн.

В представленных в этом зале живописных работах также открывается тема семьи, любви и преданности.. Живописная работа «Праздник – 21 августа» 2009 года поражает контрастом нарядного яркого натюрморта из августовских фруктов и печалью на лице скрипача.  21 августа - день рожденья жены художника, Инессы Александровны, урожденной Андроникашвили, которую он  потерял в 1998 году (она умерла от рака). Всегда в этот день при ее жизни устраивали праздник, приглашались гости, и стол в этот день украшали роскошные фрукты, ведь этот день совпадает с временем сбора винограда и других фруктов в Грузии – праздником урожая. Но после утраты этот праздник стал печальным днем – днём памяти об ушедшем дорогом человеке, преданном спутнике жизни. В работах Зураба Церетели много музыки, а в этой картине явно звучит реквием.

Также мы не видим подоконника и рамы окна на картине «Плюм-бум-бум» 2008 г., где изображены вазы с цветами на фоне пейзажа. Само окно только угадывается в этой картине, где главное это игра оттенков заката в сыром воздухе после дождя и цветные блики на стекле и воде, которая выплеснулась  из наклонившейся вазы. В этих композициях средствами живописи передана атмосфера воспоминания и его особое настроение.

Осенние краски преобладают в живописи этого зала. В них выражена вечная ностальгия о потерянном рае (детства, юности, семейного счастья). Самые яркие впечатления, пристрастия и увлечения становятся образами произведений снова и снова.

На многих картинах встречается узнаваемый облик Чарли Чаплина, одного из любимейших персонажей Зураба Церетели. Этого американского актёра, гениально воплотившего на экране образ смешного, печального и доброго бродяги, Церетели полюбил с раннего детства, когда он со своей бабушкой в Тбилиси ходил смотреть чёрно-белые немые кинофильмы с его участием. В этом зале мы видим живописную работу из серии «Чарли» 2008 г. Один из самых известных фильмов Чарли Чаплина - «Огни большого города». Сюжет его выражает, пожалуй, главную  человеческую мудрость: добро всегда побеждает зло, а любовь – главная ценность жизни. Эта жизненная философия очень близка самому художнику. Небольшой зал полностью посвящен любимому герою Зураба Церетели – бродяге, персонажу большинства знаменитых комедий  Чарли Чаплина.

Посвящение Чарли.

С детства Зураб понял, что трогательность и беззащитность доброты, кажущаяся такой незащищённой, в итоге всегда побеждает, покоряя сердца. Целая серия работ в разных техниках представляет нам гениального актера, режиссера, музыканта, художника. Эта универсальность в творчестве присуща и самому Зурабу Церетели.  Живописное полотно  из серии «Цирк», графические листы серии «Чарли» и скульптурная модель памятника передают узнаваемый образ и пластику знаменитого актера.

На графических листах из серии "Чарли Чаплин", напоминающих кадры чёрно-белого немого кино, мы видим одного и того же любимого персонажа, но каждый раз композиция поражает своей фантазией, оригинальностью и пластичностью.


Животные и птицы.

На многих работах изображены животные, больше всего собак, которых он очень любит. Иногда они безымянны и дополняют жанровую сцену, портреты людей, пейзаж, а иногда названы по имени: Багира, Тоби, Дарли, Алиса. На портретах домашних любимцев не только  читаются их индивидуальные черты, но в духе «анималистики» ХХ века художник представляет нам животного как носителя особого взгляда на мир. Вероятно, именно звериное восприятие служит мотивировкой формальных поисков: выбора цвета, перехода от реализма к примитивизму. «Очеловечивание» животных было свойственно и Марку Шагалу. Глядя на портрет пуделихи Алисы, одной из домашних любимиц семьи Церетели, прожившей 16 лет в усадьбе в Переделкино, словно видишь её саму и усадебный мир её глазами. Зураб Церетели также как его любимый художник и учитель в живописи Марк Шагал старается перехватить взгляд животного и передать нам его видение мира.

Необходимо отметить также, что на картинах Зураба Церетели птицы похожи на тех, которые изображались в народном творчестве на прялках, глиняных игрушках, полотенцах, скатертях, наличниках. Они такие же как  «свистульки» в виде птиц,  традиционно продававшиеся на ярмарках. Это не случайно, ведь птица один из самых многосемантичных образов в искусстве, в том числе и в народном – образ души, полёта, вдохновения. Пара птиц чаще всего – хранители Древа Жизни.

Сказки и города детства.

Сказочные животные, пришедшие к нам из детства, смотрят с картин «Кот ученый», «Домочадцы (Кот и петух)». Их образы запечатлеваются в детском сознании из народных сказок, которые издавались раньше с иллюстрациями из старинных лубков или были стилизованы под него. Мечты, фантазии, яркие зрительные впечатления формируют воображение художника - все это из мира детства, от солнечной щедрой природы, близости к морю, историй, рассказанных в детстве и прочитанных книг, одушевлённых сказочных животных.

С детства природный мир, жизнь простых людей завораживали и вдохновляли его. Часто летние каникулы маленький Зураб с сестрой и братом  проводил  на море в Батуми или в Гульрипши. Эти впечатления детства продолжают питать его творчество. Окружающий мир деревни или маленького городка (как Витебск у Шагала) навсегда остались в его произведениях, даже когда художник "вышел" в большой мир, покинул уютный мир своего детства. Образы этого природного крестьянского быта постоянно всплывают, присутствуют, из них словно соткана сама ткань жизни. Укорененность на земле, близость к родной природе, это еще одна яркая черта его творчества. Будничное в этих работах соединяется с волшебным. Герои - простые люди, которые работают, странствуют, молятся, празднуют свадьбы, пьют вино, поют, играют на скрипках, поминают ушедших близких. Они изображены сочувственно и с любовью - такими, какими их запомнил художник, и пронёс эти образы с детства через всю жизнь. Зачастую это разные путешествующие персонажи (точильщики, бродячие музыканты, цирковые артисты и др.). Странствие  это метафора жизненного пути.

 Цирк, уличные музыканты.

Музыка, цирк, уличные актеры, акробаты, скрипачи над крышами домов - это светлый радостный мир, пронизанный музыкой, игрой. В центре  - образ художника, который творит искусство по образу и подобию своего внутреннего мира. 

Такие черты натуры Зураба Константиновича как веселость, отзывчивость к шутке, смеховой культуре – причина того, что его работы искрятся юмором (например, «Квака и лимонад»), а  персонажами часто становятся любимые всеми комические актеры Чарли Чаплин, Аркадий Райкин, артисты цирка. Недаром в его скульптурном портрете Аллы Пугачевой она предстает исполнительницей знаменитой песни об Арлекино.  

Теме цирка, которая  всегда была очень близка Церетели, посвящён целый ряд произведений разных лет. К образам цирковых артистов в своих работах часто обращались Пабло Пикассо, Фернан Леже. Многие из них ассоциировали свою творческую жизнь с публичным выступлением бродячих актёров и клоунов, часто с масками на лице. Главные герои в произведениях на тему цирка у Церетели - клоуны. Эти работы объединяет обобщённость образов, цветовая насыщенность, сочная пастозная манера письма, активный графический контур. Часто клоуны на его полотнах печальны, задумчивы, их взгляды обращены внутрь себя. Чаще всего художник изображает жизнь за кулисами - то состояние души и настроение публичного человека, которое не может  видеть зритель.  Хорошо дополняют тему бронзовые скульптуры клоунов - маленькие подобия тех, что составляют 9-тиметровую фонтанную группу напротив цирка на Цветном бульваре. (Фигуры таких клоунов украшают фасад этого здания, их можно увидеть и в Парке скульптур).

 Объёмная эмаль.

Излюбленные темы, такие как «Цирк», «Моим внукам», представлены в необычной технике – объемной эмали, в которой он начал работать  с 2005 года. Рельефные работы Зураба Церетели выполнены на меди, выколоченной с оборота и покрытой эмалью, закреплённой многократным обжигом. Эмальерная технология имеет свои преимущества: краски эмали не выгорают, им не страшна влага и любые атмосферные воздействия. Используя традиции старых мастеров-эмальеров, грузинских и французских, Зураб Церетели разработал технологию картин в технике объёмной эмали и в его мастерской стали появляться произведения, аналогов которым в современном мировом искусстве нет. Сложная и трудоёмкая технология изготовления традиционной эмали ещё более была  усложнена Церетели в непрерывных поисках нового. Он наносит шихту (смесь измельченного стекла с красочными пигментами), разведенную водой, на медный рельеф кистью (как живописец) и послойно обжигает изделие в тигельной печи, где температура достигает 1400 градусов. Изобретения и технологические новшества носят поистине революционный характер: до него никто и никогда не применял в эмальерном искусстве такой масштаб, широкую палитру цветов и высокий рельеф, переходящий в некоторых работах в участки круглой скульптуры. Соединение разных впечатлений и традиций, постоянное экспериментирование приводят к успешным  попыткам применить технику объёмной эмали в самых разных работах: в натюрмортах, пейзажах, жанровые сценках, etc.

 

Третий этаж

 

Человек и цветы.

В любой технике и разных сюжетах образ человека всегда в центре внимания художника: это может быть историческая фигура мореплавателя Христофора Колумба в монументе "Рождение нового человека" (установлен в 1995 г. в Севилье) или древнегреческий бог Солнца Гелиос, которого мы видим в трёх моделях для воссоздания одного из семи чудес света древнего мира на острове Родос, или наш современник - виолончелист Валериан (2004 г).

 

Натюрморт Зураба Церетели это всегда ассоциация с людьми или событиями,  не просто любование цветами, это впечатление, воспоминание, ностальгия. Часто натюрморт является частью не только портрета, но и пейзажа или жанровой картины. Цветы, фрукты, предметы обстановки, подчинены замыслу художника и являются символами. В связи с этим, можно выделить несколько категорий натюрмортов: они могут выражать характер и стиль человека, его натуру, природу как в живописном полотне «Цветы для Мананы». Не случайно натюрморт выполнен в стилистике кубофутуризма, авангардного стиля первой четверти 20 века.

Цветы на работе «Влюбились» 2010 г. это, конечно, символ любви, дара возлюбленной. По композиции работа тоже представляет собой стилизацию нескольких авангардистских течений начала прошлого столетия. Художник раскладывает фон и сам букет на разноцветные геометрические плоскости, тем самым усложняя пространство, выходя за привычные рамки реальности, как на полотнах кубистов, супрематистов. Здесь также использован прием сюрреализма: сердцевины подсолнухов прозрачны.

Яркие праздничные цветы в натюрморте «Букет победителям» 2015 - это поклон в благодарность людям, выигравшим  70 лет назад войну, победившим фашизм.

Букет цветов - это и знак выражения восхищения мастерством артиста, как на работах «Цветы для Конти» 2008 и «Конти с цветами» 2008.

«Казимиру Малевичу» 2013 это натюрморт – посвящение, признание гениальности художника-авангардиста, создателя нового стиля в искусстве. Зураб Церетели, ученик Пикассо и Шагала, сам активный экспериментатор, этой работой «отдает дань» смелости, новаторству и бесстрашию Казимира Малевича. Работа интересна совмещением элементов супрематизма, разноцветных геометрических форм, и реалистичного примитивизма, пастозным изображением цветов подсолнуха.

Каземир Малевич, Василий Кандинский.

Оригинальные пространственные композиции, посвящены выдающимся художникам ХХ века, представителям русского авангарда, Василию Васильевичу Кандинскому, одному из основоположников абстракционизма, и Казимиру Севериновичу Малевичу, основоположнику супрематизма. Скульптурные портреты  художников в рост, выполненные в 2013 году в реалистической манере из бронзы, представлены вместе с образами их живописных произведений, которые изображены в технике горячей эмали на керамических досках.

 

Серии, посвященные  Хорватии.

Отдавая дань признательности создателям абстрактного искусства, Зураб Церетели в своих работах никогда не уходил в беспредметность: на его полотнах и в скульптуре царит живой и предметный мир. Серия работ представленная здесь, нехарактерна для него. Все работы небольшого формата написаны на картонах или на мелкозернистом холсте. В этой серии художник экспериментирует с пейзажным жанром в импрессионистской манере, передавая в красках впечатление от свето-воздушной среды солнечной Хорватии.  Однако и на самых беспредметных (с первого взгляда) работах написаны элементы пейзажа, натюрморта и человеческих фигур.

 

Марго и Алексей.

В основном же живопись Церетели подчеркнуто фигуративна. Пара любящих людей в пожилом возрасте - одна из его постоянных любимых тем. Выразительны и очень красивы лица простых людей, особенно на портретах пар, где изображены немолодые уже люди, муж и жена, которые прошли вместе долгий жизненный путь, но не растеряли главного – любви  и уважения друг к другу. Они не просто рядом, они составляют единое целое (Марго и Алексей. 2007). Вместе с художником мы любуемся этими простыми тружениками, не нажившими, может быть, материальных богатств, но сохранившими одну из самых больших ценностей в мире - любовь и преданноость. Как просто, но одновременно с тем, осознанно и монументально, художник крупными цветными мазками словно лепит их лица и фигуры. Краски принимают основное участие в передаче формы, объема, здесь можно говорить о скульптурном подходе к живописи.

Театральность.

В его работах пространство холста ощущается как сцена или арена, а люди на ней как актеры, освещённые огнями рамп. Изображаемые на полотнах фигуры людей даны крупно, рельефно. Их лица и фигуры словно вылеплены из разноцветных бликов. Где здесь реальность, а где вымысел, понять трудно, как на театральной сцене. Поражает обилие и особое значение лицедействующих персонажей и метафор, связанных с театром и цирком, что характерно для искусства конца 1960-х - 1970- гг., определяющей чертой которого была театральность. Театральность его работ усиливается ещё и тем, что в них часто присутствует метафизический план - то незримое, а только ощущаемое нами (Ангел-хранитель). Актеры, циркачи, музыканты часто главные герои его произведений. Многие мастера авангарда обращались к образу циркового артиста для более яркого звучания темы одиночества и противопоставлению жизни на сцене и за кулисами. Меланхоличное настроение картин «Актеры балаганчика» 2012, «Из серии "Цирк"» 2012 свидетельствует  о продолжении размышлений на эту тему и в начале нового тысячелетия.

«Моим друзьям».

У Зураба Церетели много друзей из этого театрального и кино миров: актеров, режиссеров, поэтов, музыкантов, с которыми он был знаком, дружил, работал. Многих уже нет в живых, поэтому тема памяти часто звучит в его работах. Символом памяти и благодарности ушедшим дорогим людям, которые, по словам поэта Василия Жуковского, "наш свет своим сопутствием для нас животворили", являются также цветы (Натюрморты из  серии "Моим друзьям" 2014 г.).


«Струна порвалась».

Портреты тех, кого хорошо знал и любил художник, иногда выполняет спустя много лет, по памяти сердца. Скульптурный портрет всенародно любимого актера и барда Владимира Высоцкого, например, был сделан через 24 года после его  смерти. Это образ–воспоминание, названный «Струна порвалась». Скульптурная композиция, которую отличают напряжённый динамизм и драматизм, выполнена в рельефной технике. По форме это стилистика скульптурного авангарда 1920-х годов. Узнаваемые черты облика поэта образованы соединением ломаных и дугообразных линий, острых углов, создающих образ вибрирующей звенящей струны, которая ассоциируется с метущейся  душой поэта. 10 сентября 2012 г. установлен памятник Высоцкому в молодом городе нефтяников Покачи  в Югре (Тюменская область).

 

На фотографиях, размещенных на стенах, мы видим многих из тех, кого больше нет, и тех, с кем он встречается, дружит, работает. Многих из них Церетели изобразил в живописи, графике или выполнил скульптурные портреты, например, в серии скульптур «Мои знаменитые современники».

  Пикассо.

Три скульптуры в технике крашеного гипса посвящены образу еще одного знаменитого современника и учителя Зураба Церетели, Пабло Пикассо, великого художника ХХ века, одного из основателей кубизма, также являются образами памяти. На Зураба Церетели несколько встреч с великим мастером в молодости произвели сильнейшее впечатление.  В фантазийных гипсовых крашеных скульптурах 2008 г. использованы образы мифических существ древней Греции – кентавра и Минотавра. Пикассо сам любил изображать себя в образах этих мифических чудовищ. Третий скульптурный портрет Пабло Пикассо реалистичен по форме (голова), но окраска в красный, голубой и черный цвета придаёт произведению фантастическую экспрессию, присущую и личности, и творчеству великого художника.

 

Грузинские портреты.

Но не только знаменитости становятся героями произведений Зураба Церетели. Часто он изображает простых людей, своих соотечественников. В основном это люди традиционных ремесел кукольник, пряха, гончар, дворничиха, рыбак, уличный музыкант, винодел.  Большинство из этих занятий уже остались в прошлом, вытесненные  научно-техническим прогрессом. Именно люди, их увлеченность, мастерство, талант создавали непередаваемую атмосферу, особый колорит родных мест.

Одно из главных умений художника посредством красочных линий и цветовых пятен создать гармоничную композицию. Художник умело «лепит» образы, полные яркой индивидуальности, эмоциональной напряженности и задумчивости. Его персонажи вызывают симпатию, глубокое сопереживание. Главным объектом, как передачи, так и восприятия этого, конечно, становятся лица.  На них можно прочитать и тоску, и боль, и радость, и ожидание, и радость. Несмотря на обобщённую, контурную и даже игривую манеру изображения, вовсе нет ощущения бездушности и кукольности. В этом и особое мастерство художника. С помощью пластических форм, контрастного выделения, обводкой, цветовыми пятнами, «живыми» мазками портреты получаются очень монументальными, вылепленными, объемными и характерными.

Например, в живописной работе «Винодел Торнике» (2012 год) поза изображаемого, его расположение, а лучше сказать, вписывание в размер холста, поднятая правая рука, секаторы, квери (сосуды для вина) и ветка виноградной лозы - все работает на гармоничное, взвешенное впечатление. Живописное полотно «Обрыбился» (2013 год) представляет нам рыбака-коммерсанта. Центральная фигура человека дополнена рыбой разных видов, развешенной и разложенной. Ее изображение будто прорывает невидимую границу между нарисованным пространством и зрителем. Рыбы не живописны, а сделаны с помощью цифровой печати на холсте. И это еще один эксперимент художника, который он начал с 2011 года. Фотографии его барельефов, напечатанные на холстах, доработаны маслом. Такая смешанная техника дает многоплановость, глубину и сложность.

 

Скульптуры "Поцелуй", "Цетне" и "Цица" 2007-2010 гг., "Единое" 2007-2008 гг. выполнены в технике крашеного гипса, которая позволяет одновременно работать с объемом и цветом, находиться художнику на стыке скульптуры и живописи, что для Зураба Церетели является одним из основополагающих принципов с искусстве.

 

Две живописные работы "Бабочка" и "Я ее поймал" рассказывают одну, общую историю любви. Здесь экспозиция напоминает райский сад: среди цветов и сочных фруктов молодые девушка и юноша (подобно Адаму и Еве) радуются жизни на природе, любуются яркими бабочками.

Экспозицию зала дополняет мраморная скульптура лежащей обнажённой - часто повторяемый им в разных материалах пластический образ, напоминающий фигуру из серии "ню" в чёрно-белой графике Анри Матисса.

 Творческая лаборатория

Экспозиция небольшого зала воссоздает образ мастерской как творческой лаборатории художника, где он живет и работает в окружении законченных и будущих живописных холстов, созданных им многочисленных  моделей скульптур, среди которых предстоит выбрать наиболее удачный.

Это работы, связанные с воспоминаниями о дорогих его сердцу людях и о значимых образах, творцах или предметах. Натюрморты Зураба Церетели часто посвящены людям, такие как "Памяти Саломе Канчели 1987 г., "Памяти Микеланджело" 1990 г. Он внимателен к вещам, в том числе, живущим в его мастерской. Вещи - спутники человека, часто они для нас являются символами, они одухотворены, если хранят память о человеке или событии, как в работе "В мастерской" 1987 г. В натюрмортах иногда содержится ситуация или намерение, событие или состояние (например, «Белый холст ждёт меня вечером» 1986 г.). Часто предметы одушевляются художником, становятся персонажами.  В картине «Натюрморт с Георгием Победоносцем и книгой» 1990 г ощущается особая духовная значимость для художника образа этого святого, символизирующего победу Добра над Злом.

Портрет "Галина" 1981 г., напоминающий женские образы Амедео Модильяни, исполнен крупными пастозными мазками на глубоком красном фоне.

Модели скульптур из бронзы и гипса, представленные в этом зале, это работы последних лет. Все они выполнены в реалистической манере и обладают портретным сходством. Это и портреты современников художника, людей, которых он хорошо знал, таких как ведущий «Клуба кинопутешественников» Юрий Сенкевич, знаменитая балерина Майя Плисецкая, и портреты тех, кто известен всем своим творчеством: Пушкин, Пастернак, Мусоргский, Сергей Дягилев - это люди разных характеров, времени, рода занятий или творчества, но их объединяет любовь к своему делу, талант и вдохновение. 


Угловой зал на первом этаже

В экспозиции этого небольшого зала представлены  фотографии разных лет,  документы, награды, несколько моделей бронзовых и гипсовых скульптур. Можно посмотреть фильм о личности и творчестве Мастера.

Модель памятника императору Петру Великому в рост представляет собой образ основателя Санкт-Петербурга, в правой руке он держит развёрнутый свиток с собственным указом об основании города. Монумент установлен в 2006 г. на Васильевском острове в Санкт-Петербурге перед гостиницей "Прибалтийская".

Русский и советский скульптор Сергей Тимофеевич Коненков изображён в образе классического мыслителя древности. Мыслитель и скульптор Коненков в своих работах создал уникальный современный стиль, но следовал всегда канонам античной эстетики, поэтому такой образ соответствует духу его личности и творчества.

Скульптура сидящего в театральном кресле Петра Столыпина, государственного деятеля, начавшего необходимые реформы в России между двух революций, но погибшего от рук террористов, выполнена в 2009 г. Памятник ему установлен в 2012 году перед зданием Академии сельского хозяйства в Ульяновске.

Модель памятника  «Детям Беслана» посвящён памяти жертв террористического акта в Беслане 1-3 сентября 2004 года, он установлен в Москве в 2010 г. на Китай-Городе, на пересечении Солянки и Подколокольного переулка возле храма Рождества Богородицы на Кулишках. Это один из примеров отзывчивости З.К.Церетели к тому, что происходит в мире сейчас. Он верит, что искусство может и должно бороться с мировым злом.

Далее экспозиция Музея-мастерской продолжается во внутреннем дворике усадьбы – Парке скульптур, представляющим собой музей под открытым небом.