О музее-мастерской З.К.Церетели


Елена Романова


Здание музея-мастерской было открыто для посетителей 3 ноября 2009 года, как филиал Московского музея современного искусства, основателем и директором которого является Зураб Церетели.

Экспозиция, размещённая на трёх этажах музея-мастерской, рассказывает о формировании и творческом пути художника, а также о глубоких связях его творчества с древним и современным искусством Грузии, а также с европейским искусством XX века. Поэтому не случайно по обе стороны от входа установлены скульптурные композиции, посвященные великим художникам — предтечам современного искусства. Это дань памяти благодарного ученика своим учителям. Слева Зураб Церетели запечатлел в бронзе Марка Шагала и Пабло Пикассо, с которыми ему посчастливилось быть лично знакомым, а также Анри Матисса, Амедео Модильяни и Винсента Ван Гога.

Мэтры рассматривают на мольберте картину с героями произведений Нико Пиросмани и Анри Руссо — гениальных примитивистов, чье творчество открыло двери в искусство наивным художникам и также породило целое художественное направление. Грузинскому художнику Пиросмани и французскому Руссо посвящена скульптурная композиция, расположенная справа от входа. Оба они — наиболее яркие представители уникального живописного направления, оказавшего влияние на многих художников XX столетия, в том числе и на автора памятника. В композиции представлены не только скульптурные портреты признанных мастеров, но и герои их живописного мира.

Особенность музея заключается в том, что рядом с ним расположена мастерская художника. Это обстоятельство определяет и представляемую экспозицию. Все новые живописные работы Церетели, прежде всего, выставляются в залах на Большой Грузинской.

Именно этот дом с просторным двориком художник считает главным для себя местом, эпицентром своей жизни. Дом, в котором с 1993 года обосновался художник, стоит на месте дворца грузинского царя Вахтанга VI. В этой части города более двух веков назад жили представители грузинской знати, отсюда пошло и название улиц.

1 этаж

Экспозиция первого этажа посвящена истокам творчества мастера. Введением в эту тему служит рассказ об одном из главных источников вдохновения художника Церетели – о самом Искусстве во всем его многообразии. Композиция этого зала строится вокруг центральной фигуры – бронзового портрета Мстислава Ростроповича, выдающегося музыканта XX века.

Виолончелиста окружают Музы. Они танцуют, ибо слышат Музыку. Стройные и изящные пропорции фигур, мягкие складки одежды, подчеркивающие формы тела, безупречно согласуются с уравновешенной композицией.


В этом же зале представлен скульптурный образ Маленького принца, поливающего Розу на своей планете. Образ главного героя сказки «Маленький принца» Антуана де Сент-Экзюпери создан художником в бронзе и отличается от большинства его скульптурных персонажей. Перед нами хрупкий, но уверенный в правоте своих действий молодой человек, не слишком сильный физически, но точно знающий главное правило, которое следует соблюдать в жизни: «Мы в ответе за тех, кого приручили». Это жизненное кредо разделяет и сам художник, который никогда не остается равнодушным к людям. Композиция выполнена темпераментно. Скульптор сумел передать характер героя — поэтическую чистоту души и одновременно твердость духа, готовность воплощать в жизнь свои убеждения, независимо от обстоятельств.

В залах, расположенных слева от входа в музей, представлены монументальные панно которые можно объединить в серию под названием «Тбилиси — любовь моя». На них город предстает таким, каким его узнал художник в годы своего детства и образ которого он бережно хранит в памяти всю жизнь. Экспозиция этих залов — дар художника родному городу, городу его детства и юности. Самобытная культура и история родной Грузии никогда не перестает вдохновлять мастера. Образ старого Тбилиси и его жителей, к которому Церетели постоянно обращается в своем творчестве, в частности в живописи, графике и скульптуре, ныне предстает зрителю на эмальерных картинах.

В этих же залах можно увидеть серию скульптурных работ, раскрывающих интерес художника к истории. Это собрание круглой скульптуры, посвященное аргонавтам и героям древнего Колхидского царства, образованного в VI веке до н.э. на территории Западной Грузии. История аргонавтов, объединившая историю Эллады и древней родины художника, воплотилась в хорошо известном мифологическом сюжете о Золотом Руне.

Здесь же - модель одного из самых известных памятников работы Церетели «Слеза скорби», установленного в 2006 году на берегу Гудзона в память о жертвах трагедии 11 сентября 2001 года в Нью-Йорке. Гигантская бронзовая стела высотой 32 метра очертаниями напоминает одну из башен-близнецов Всемирного торгового центра, подвергшихся атаке террористов. «Тело» башни расколото, и в этом проёме навсегда повисла скорбная титановая слеза. «У человечества есть ещё много возможностей бороться за гуманистические ценности, и среди них одна из самых значительных и действенных возможностей – борьба со злом средствами искусства, обращённого ко всем людям доброй воли», - уверен художник.

После залов 1-го этажа осмотр экспозиции обычно продолжается на 3-ем, куда удобно подняться на лифте и затем спускаться по лестнице вниз.


3 этаж

Экспозиция залов третьего этажа музея-мастерской объединена одной из ключевых тем в творчестве Церетели – мотивом постоянного обращения к творчеству и личностям художников – основоположникам искусства XX века. Поэтому здесь представлены скульптурные портреты Пикассо, Матисса, Шагала, Ван Гога. Гогена и Модильяни, выполненные в бронзе.

С образами гениальных мастеров неразрывно связана тема, крайне важная для понимания творчества Зураба Церетели. Это тема Парижа как города и среды, где художник вышел на совершенно новый уровень творческой свободы, которую он смог воспринять от своих предшественников в искусстве. В 1964 году Зураб Церетели совершил свою первую поездку в Париж, которая стала одним их ключевых событий в его жизни. Там молодой художник смог окунуться в особую атмосферу «столицы искусств», развить свою удивительную способность воспринимать и сплавлять воедино различные впечатления, а также лично познакомиться с Марком Шагалом и Пабло Пикассо, в мастерских которых ему посчастливилось побывать и даже работать.

Зураб Церетели был поражён и вдохновлён примером этих поистине универсальных мастеров, которым доступна любая техника, любые средства выражения – от фарфора и мелкой пластики до монументальных росписей. Позднее он скажет: «Общаясь с Шагалом и Пикассо, я понял, что художник свободен. Я поверил - художник может всё…»

Неоднократно на полотнах Церетели встречается образ Чарли Чаплина, пластика которого покорила художника в свое время раз и навсегда. Мастер постоянно обращается к образу великого комика, воплощая его в разных техниках – живописи, эмали, бронзе.

Следующие несколько произведений связаны с темой памяти и снов. Прежде всего, это портрет жены художника – Инессы, безвременно ушедшей несколько лет назад. Свеча в руке Инессы и множество свечей вокруг - символы вечной памяти. Живописные эффекты сочетания холодных и теплых цветов создают мощную энергетику, и цветовые модуляции приковывают взгляд.

Тему памяти продолжают графические листы, отпечатанные в технике цветной шелкографии. Они почти монохромны, полупрозрачны, цвет занимает немного места в общем линейном чёрно-белом решении. Такая призрачность и отличает мир сновидений и образов памяти от мира так называемой реальности. На всех листах – сложная композиция, которая возникает из переплетения разномасштабных образов – лиц, фигур людей, животных. Многие из них художник начинал делать в своем легендарном альбоме в кожаном переплете во время частых поездок в другие города и страны, во время заседаний и встреч. Доработанные впоследствии, порой подцвеченные акварелью или гуашью, отпечатанные в технике цветной шелкографии, эти «листы из альбома», как они называются на выставках, впечатляют оригинальностью, разнообразием сюжетов и смысловых линий. Истоки графических работ мастера лучше всех знает дочь мастера, Елена Церетели, которая считает, что «его рисование во время беседы в ту или иную минуту – это фиксация движения мысли и эмоционального состояния. Он воспринимает жизненные ситуации и размышляет с карандашом в руках… это композиции-фантазии, в ограниченном пространстве которых концентрируются жизненные впечатления и образы, связанные в единый неразрывный узел».

Полотно, посвящённое Ладо Гудиашвили - крупнейшему художнику Грузии XX столетия, одному из тех, кого Зураб Церетели знал с детства и кто навсегда стал для него эталоном творчества, представлено в соседнем зале. Картина «Памяти Ладо Гудиашвили» – это дань памяти мастеру, который, как и впоследствии Церетели, испытал влияние живописи Нико Пиросмани, а также провёл много времени в Париже, впитывая и по-своему преобразуя в творчестве современное ему европейское искусство.

Центром экспозиции зала напротив является полотно «Изабелла». Это произведение создает образ неведомой, но, судя по всему, очень привлекательной Изабеллы. Холст густо заполнен предметами и орнаментом, будто ковер. При этом их большая концентрация в пространстве холста не вызывает ощущения чрезмерности или хаотичности, напротив, живописно-пластическое решение композиции выглядит органично и естественно. Колористически работа выдержана в голубовато-розовой цветовой гамме, нежность и лиричность которой подчеркивают «всполохи» глубокого карминного в букете цветов, глубокого синего на вазе и зеленого в нижней части картины. Несколько пастозных цветов в букете почти белого цвета ощущаются как источники света в картине. Линии прихотливого орнамента фона составляют в совокупности изящный арабеск, словно застывший изысканный танец фигур. В живописном произведении «Изабелла» наиболее полно отражено творческое кредо художника, который говорит: «Я всегда работаю по одному принципу: “Искусство для искусства”. Это главная тема. Для меня другой концепции не существует. Каждый раз стремлюсь создать только такое произведение, чтобы это вписывалось в рамки “искусство для искусства”».

В зале рядом с боковой лестницей вновь напоминает о себе особенность мастера выполнять один и тот же сюжет в разных техниках, в данном случае в графике и эмали.

Здесь представлены графические листы и эмальерные картины, которые выходят из залов на лестничные пролеты музея-мастерской, покрывают стены. Глядя на них, не устаешь удивляться разнообразию сюжетов: ведь абсолютно все вокруг может явиться темой для творчества художника, все достойно внимания - любая мелочь, в повседневной жизни и, конечно, в природе.

2 этаж

Спустившись на второй этаж, посетитель снова оказывается в залах, посвящённых взаимоотношениям художника Церетели с европейским искусством XX века. В этих работах можно проследить влияние великих мастеров, которых он считает своими учителями, чей художественный опыт оказался особенно важен для него. Это Пабло Пикассо, Анри Матисс, Марк Шагал, Фернан Леже.

Здесь также представлены произведения, посвящённые этим художникам, и прежде всего Пикассо. Скульптурный портрет Пабло Пикассо, исполнен в тонированном гипсе. Монументальная голова окрашена в локальные красный, голубой и черный цвета. Придавая произведению экспрессию, это цветовое сочетание отражает суть характера портретируемого – беспокойной и сложной творческой личности.

Центральное место в экспозиции занимает еще одно скульптурное произведение, посвящённое Пикассо, - «Пиккентавр». Церетели создаёт портрет мастера, представляя его в облике мифического животного – кентавра. Включая в композицию разнообразные по смысловому содержанию элементы, автор рассказывает о Пикассо-человеке и Пикассо-творце. На спине у кентавра – отрубленная голова быка с воткнутым в неё кинжалом тореадора, что напоминает о родине художника – Испании и о неотъемлемой части её культуры – тавромахии. Пикассо с юности и на протяжении всей своей долгой жизни посещал бои быков, и это зрелище никогда не оставляло его равнодушным. Свою первую картину, посвящённую корриде, мастер написал в возрасте восьми лет. Для испанцев коррида – это не убийство, как считают многие иностранцы, а прежде всего искусство, сложный танец, требующий от исполнителей мужества и выдержки. На картинах Пикассо в роли тореро часто выступает женщина, поэтому на спине кентавра Церетели поместил хрупкую женскую фигурку, будто сошедшую с полотна великого испанца «Девочка на шаре». Утончённость женского образа ещё сильнее подчёркивается её расположением рядом с грубой окровавленной головой быка. Напряжённый колорит этого произведения отражает и многогранность личности мастера, и сложную природу явления: ведь коррида – прекрасное, но драматичное зрелище.

Экспрессивна и выразительна скульптурная композиция «Единое» - своеобразная трактовка автором всеобщего закона единства и борьбы противоположностей через пластический образ, понятный каждому – образ мужчины и женщины. Их фигуры автор изображает на резком контрасте. Чёрный цвет отражает суровое мужское начало, а букет ярких вытянутых цветовых пятен передаёт нежную и тонкую женскую натуру.

Особое место в творчестве Церетели занимает жанр портрета. Эти работы отличает монументальность почти скульптурных форм, созданных в ритме энергичного мазка и активного цвета. Женщины на портретах всегда выглядят величественно, каким бы деформациям и пластическим обобщениям их реальный облик на холсте ни подвергался по воле художника.

Работа 2007 года «Скоро братик родится» позволяет понять истоки подобной трактовки: героиня холста очень напоминает африканскую статуэтку. Черты, навеянные стилистикой традиционной африканской скульптуры, отчетливо прослеживаются в творчестве мастера. Скульптурная пластика Черного континента оказала огромное влияние на новаторские поиски крупнейших художников мира XX столетия. Матисс, Пикассо, Модильяни, Леже высоко ценили эту архаическую эстетику, восхищаясь свободой исполнения и пластичностью образов. Не избежал этого влияния и Церетели.

В творчестве Церетели много натюрмортов с разнообразными цветочными композициями. Их отличает красочное изобилие, густая объемная живопись. Подобные натюрморты, как отмечает сам художник, являются для него своего рода тренировкой, экспериментом, упражнениями для развития восприятия цвета, решения той или иной технико-колористической задачи.

Подсолнухи – пожалуй, самый излюбленный мотив. Столь частое их присутствие в творчестве мастера можно объяснять по-разному. Это и отражение жизнеутверждающей позиции художника, которая, безусловно, главенствует в его отношении к окружающей действительности. И некое солнцепоклонничество, когда художник стремится быть ближе к Солнцу, сходящему на землю через его полотна. И ещё этот цветок является символом благодарности. Как подсолнух обязан своей красотой солнцу, так художник во многом считает свой талант обязанным природе, из которой он черпает вдохновение и сюжеты для своих произведений.

В следующем зале представлено несколько объемных эмалей, а также графические работы Зураба Церетели. Их мир населяют люди, пришедшие в произведения художника из детства, проведенного в родной Грузии. Работая над трогательными образами шарманщиков и уличных музыкантов, дворника и рыбака, сыровара и гончара, мастер вновь и вновь предлагает зрителю открыть для себя красоту и значительность повседневности.

Завершает экспозицию музея-мастерской коллекция скульптуры, эмалевых и мозаичных панно, расположенная во внутреннем дворике. Этот парк скульптур – настоящий музей под открытым небом, вселенная образов Зураба Церетели. Здесь можно увидеть модели и варианты установленных памятников, законченные и незавершённые произведения. Это проекты, осуществлённые в разных городах, на разных континентах, но есть и работы, которых нигде больше найти нельзя.