З.К. Церетели о Мохаммеде Али.

Дата:  14.06.2016
«О моем друге - великом Мохаммеде Али» 

Весь мир скорбит о безвременном уходе из жизни 3 июня великого спортсмена, моего друга и соратника по благотворительной деятельности Мохаммеда Али. Мохаммед Али – Кассиус Клей - это настоящая легенда мирового бокса. «Порхать, как бабочка – жалить, как пчела» –  это его девиз, который он утверждал своими беспрецедентными победами в спорте. Но «боксер века» был многогранно талантлив и очень привержен благотворительной и общественной деятельности. 

Мне посчастливилось познакомиться с Мохаммедом Али в 1979 году, во время открытия Пятых Параолимпийских детских игр в Брокпорте, штат Нью-Йорк, США. Тогда я создал для Фонда Кеннеди-Шрайвер памятник, посвященный Специальным детским Олимпийским играм – «Счастье детям мира». Это был незабываемый опыт, который дал мне не только возможность как скульптору соприкоснуться с темой спорта, но и познакомил с людьми, которые посвятили свою деятельность всемерной поддержке детей с ограниченными  возможностями. Это были представители семейства Кеннеди – Юнис Кеннеди-Шрайвер, миссис Роберт Кеннеди, сенатор Эдвард Кеннеди, величайший боксер Мухаммед Али, абсолютный чемпион мира в то время, и другие персоны, известные всему миру, которые открывали Игры, и посвящали свои выступления, свои  движения души детям, участникам Специальных Игр. 

Тысячи людей собрались на открытие Параолимпиады - в Америке, где инвалиды окружены всеобщей заботой, этим соревнованиям придавалось большое значение. В церемонию открытия Игр было включено  и торжественное открытие памятника «Счастье детям мира». Руководил всеми мероприятиями Мохаммед Али. Я никогда не видел ничего подобного. Дети приехали со всего мира, наверное, было десять тысяч детей, только от нас никого. Мне тогда говорили, что в Советском Союзе нет инвалидов. Я наивно верил этим словам и даже повторял их. 

Вид этих детей, без рук, без ног соревновавшихся в олимпийских видах спорта, так меня потряс, что на открытии я громко сказал— мой гонорар за памятник жертвую детям всего мира. 

Вернувшись в Москву, я поинтересовался, действительно ли у нас нет таких несчастных детей. И узнал, что только в Краснопресненском районе Москвы ежегодно рождалось пять-шесть тысяч детей с особенностями физического развития. Это было еще одно потрясение для меня. Тогда я взял шефство над детским домом для инвалидов, там 300 детей, помогал им. Один мальчик стихи писал. Он даже лицом был похож на Пастернака. Мы с Андреем Вознесенским хотели издать сборник его стихов – они все были о маме. 

С тех пор многое произошло. Но дружба с Мохаммедом Али и благотворительная деятельность для нас была общим делом. На память о нем у меня остался его автограф из далекого 1979 года, где он написал: «Зураб такой же великий скульптор, как я - великий боксер». Я искренне горюю о Мохаммеде и всегда буду помнить его как замечательного человека, который внес свой неоценимый вклад в спорт и благотворительность.